RU | EN | AB
закрыть
открыть
ВЫСТУПЛЕНИЕ АРДЫ ИНАЛ-ИПА НА КРУГЛОМ СТОЛЕ «24 ГОДА БЕЗ ВОЙНЫ: ПРОБЛЕМЫ И ВОЗМОЖНОСТИ»
ВЫСТУПЛЕНИЕ АРДЫ ИНАЛ-ИПА НА КРУГЛОМ СТОЛЕ «24 ГОДА БЕЗ ВОЙНЫ: ПРОБЛЕМЫ И ВОЗМОЖНОСТИ» 23.10.2017

ВЫСТУПЛЕНИЕ АРДЫ ИНАЛ-ИПА НА КРУГЛОМ СТОЛЕ «24 ГОДА БЕЗ ВОЙНЫ: ПРОБЛЕМЫ И ВОЗМОЖНОСТИ»

Мы недаром приурочили проведение этого круглого стола к празднованию Дня Победы в грузино-абхазской войне. Многие вопросы, касающиеся прав человека и стоящие перед Абхазией в международном плане, непосредственно связаны с последствиями грузино-абхазской воины. Однако, к сожалению, до сих пор не только не была дана оценка грузинской агрессии, но память о войне 1992-1993 гг. практически вымывается из международных документов и дискуссий, касающихся грузино-абхазского конфликта, современной истории стран Южного Кавказа и т.п. Это приводит к созданию неполной, а следовательно – искаженной картины. МЫ понимаем, что, если корни конфликта, предыстория и все важнейшие события, которые послужили причиной или усугубляли конфликт и приводили к нарушениям прав человека, не будут признаваться, анализироваться и оцениваться по существу, то решить конфликт будет невозможно. Поэтому для нас это остается огромной задачей –  для  дипломатов,  политиков, общественности – вернуть этот вопрос, эту проблему объективной оценки прошедшей войны в международный дискурс.

Я понимаю, что на женевской площадке руки у наших дипломатов связаны, поскольку дискуссии начались после 2008 года, и речь там идет о грузинской агрессии 2008 года и последствиях войны в Южной Осетии, и это заслоняет события 1992-1993 гг. Поэтому мы должны искать новые форматы именно в международном контексте. Если это не переговорный процесс, то могут быть международные конференции, участие в пресс-конференциях известных дипломатов и политических деятелей, где можно задавать прямые вопросы, обращаться с просьбой дать оценку войне 1992-1993 гг., каковы последствия этих событий сегодня и т.п. На всех уровнях нужно говорить и о правах человека – о нарушениях права на передвижение и пр.. Подчеркивать, что многие нарушения связаны, в том числе, и с действием закона о так называемых «оккупированных территориях», который может признаваться и приниматься как инструкция к действию только теми, кто не знает, недооценивает или игнорирует последствия грузино-абхазской войны.

Необходимо понимать важность международных контактов Абхазии на официальном и неофициальном уровнях, признавать необходимость использования экспертных и гражданских площадок, постоянно действующих конференций, на которых НПО участвуют уже много лет. Да, прогресс очень медленный, но мы не должны опускать руки. После окончания войны прошло долгих 15 лет прежде, чем Россия признала независимость Абхазии. Если бы мы не контактировали и не общались с российским обществом, это был бы еще больший срок. Мы находились под санкциями, были изолированы и т.д. Сейчас у нас гораздо больше возможностей, которые мы должны использовать в интересах Абхазии. Я считаю, что недооценивать возможности, которые есть у гражданских организаций, нельзя, поскольку политические ограничения вследствие частичной признанности отражаются в том, что представители официальных структур не всегда могут участвовать на тех или иных международных форумах, не всегда могут свободно выступать, озвучивать свою точку зрения, говорить об Абхазии.

В то же время, многие международные площадки открыты для гражданского общества, поэтому нельзя недооценивать проводимую в этом направлении работу и важность сохранения и развития контактов с теми международными партнерами, которые подготавливают встречи, дискуссии и конференции и обеспечивают доступ абхазских участников к этим и другим подобным форумам.

За 20 с лишним лет уже определился круг партнерских организаций, которые предоставляют площадку представителям Абхазии для правдивого информирования на равных с другими участниками из признанных государств. На этих площадках Абхазия участвует именно как Абхазия, и где абхазские эксперты, представители гражданского общества, а часто и сотрудники официальных структур не дают возможность представителям Грузии или их союзникам беспрепятственно озвучивать и распространять необъективную и ложную информацию. Послевоенная практика, когда представители т.н. автономного правительства в изгнании могли выступать на международном уровне от имени Абхазии, была прекращена, в том числе и благодаря активности и компетентности гражданских организаций Абхазии. С помощью международных партнеров удалось переломить ситуацию и добиться того, чтобы на экспертном и гражданском уровне звучала позиция и точка зрения именно абхазской стороны.

На пути взаимодействия Абхазии с международным сообществом постоянно появляются какие-то вызовы и препятствия. Был период, когда Европа предложила стратегию взаимодействия без признания, дающую  какие-то новые возможности в международном контексте, но грузинский закон об «оккупированных территориях» фактически блокировал эти возможности. Я думаю, сегодня мы могли бы обратиться к международным посредникам от нашего круглого стола с призывом использовать свое влияние для воздействия на Грузию, чтобы поставить вопрос об отмене этого закона, поскольку он ограничивает права человека в Абхазии и возможности поиска мирного урегулирования конфликта.

К сожалению, в последнее время мы видим, что Абхазия сама недостаточно открыта к миру. Не всегда она открыта к тем представителям международного сообщества, которые не политизированы в своих подходах, придерживаются сбалансированной равноудаленной позиции, с пониманием относятся к стремлениям абхазского народа, многое делают для предоставления Абхазии равных возможностей озвучивать свою точку зрения на международном уровне. Невероятно, но в последнее время возникают ситуации, когда люди, много сделавшие для продвижения объективной информации о нашей стране, начиная с военных времен, вдруг оказываются в списке невъездных в Абхазию. Это совершенно непонятно и неприемлемо.

Это тревожный сигнал, который должен стать предметом серьезного разбирательства. Разным структурам необходимо сверить часы, чтобы  еще раз подчеркнуть, что Абхазия сегодня еще не решила всех политических задач. В наших интересах быть открытыми и взаимодействовать с представителями международного сообщества, и в первую очередь с теми, кто с пониманием относится к проблемам Абхазии. Мы не должны изнутри препятствовать этому.



Последнее видео