RU | EN | AB
закрыть
открыть
ВЫСТУПЛЕНИЕ ЛИАНЫ КВАРЧЕЛИЯ НА КРУГЛОМ СТОЛЕ «24 ГОДА БЕЗ ВОЙНЫ: ПРОБЛЕМЫ И ВОЗМОЖНОСТИ»
ВЫСТУПЛЕНИЕ ЛИАНЫ КВАРЧЕЛИЯ НА КРУГЛОМ СТОЛЕ «24 ГОДА БЕЗ ВОЙНЫ: ПРОБЛЕМЫ И ВОЗМОЖНОСТИ» 23.10.2017

ВЫСТУПЛЕНИЕ ЛИАНЫ КВАРЧЕЛИЯ НА КРУГЛОМ СТОЛЕ «24 ГОДА БЕЗ ВОЙНЫ: ПРОБЛЕМЫ И ВОЗМОЖНОСТИ»

Долгосрочная цель, стоящая перед Абхазией во внешнеполитическом плане  это широкое международное признание. Это важный фактор, влияющий на укрепление нашего суверенитета. Но есть и краткосрочные и среднесрочные задачи  готовить почву для признания уже сегодня. Если Абхазия будет закрыта, если у наших граждан не будет возможностей выезжать за границу на учебу, на лечение, если не будет возможности взаимодействовать с внешним миром в экономическом плане, если в Абхазию не смогут приезжать люди из Европы,  вряд ли в этом случае можно будет рассчитывать на то, что отношение к Абхазии будет меняться в лучшую сторону. Это будет движение в обратном  от признания направлении.

Я думаю, что важно устанавливать прямые контакты на разных уровнях со странами, которые еще не признали Абхазию.  Это очень сложный процесс, удается это делать далеко не всегда. Есть всего несколько примеров, где такие контакты на достаточно высоком уровне были установлены, благодаря личным связям, например, в Италии. Но в  подавляющем большинстве стран это сделать гораздо сложнее.

Еще одна возможность – это площадки, созданные вокруг грузино-абхазского конфликта. На них чаще присутствуют  довольно влиятельные международные представители, политики, дипломаты, эксперты и т.д. Потому важно использовать возможности, которые открываются на этих площадках.

Когда в Грузии к власти пришел Михаил Саакашвили, то он стал целенаправленно переносить акцент с абхазо-грузинского конфликта на грузино-российские отношения. Потом произошла августовская война, и создался новый переговорный формат, а события 1992 - 1993 гг. ушли в тень. О них не говорят, не дана оценка действиям Грузии, совершившей агрессию.  Более того, Грузия приняла дискриминационный закон о т.н. «оккупированных территориях». В итоге, Грузия ушла от ответственности и позиционировала себя как «жертву», а весь груз гуманитарных последствий войны 1992-1993 был возложен на Абхазию.

Российская Федерация, особенно после 2008 г., оказывает огромную помощь Абхазии: во-первых, она признала Абхазию, что явилось важной вехой в истории независимой Абхазии; она оказывает финансовую и техническую помощь. Это, безусловно, огромная помощь в развитии абхазского государства. Одновременно необходимо прилагать усилия по укреплению внешнего суверенитета Абхазии. И в этом смысле важно не только то, чтобы международное сообщество проявило желание к сотрудничеству с Абхазией, но и чтобы Абхазия не закрывалась от этого сотрудничества.

Без свободного передвижения граждан Абхазии сложно говорить о сотрудничестве с Европой. Когда международные представители утверждают, что проблемы с выдачей виз жителям Абхазии связаны с тем, что каждая страна в индивидуальном порядке определяет свои миграционные правила, в этом все-таки есть доля лукавства. Отказ в выдаче виз жителям Абхазии большинством европейских стран носит массовый характер. Это решение в отношении целого народа, и потому оно носит политический характер. Эту инерцию следует преодолевать, и надо пользоваться всеми возможностями, чтобы озвучивать эту и другие проблемы на разных международных площадках.

Я думаю, что было бы полезно, если бы наш МИД обратился в Венецианскую комиссию по поводу грузинского закона об «оккупированных территориях». Комиссия уже сделала свои рекомендации по смягчению отдельных пунктов закона, но этого недостаточно.  Международное сообщество должно занять более твердую позицию и потребовать от Грузии отмены вышеназванного закона. Помимо того, что он ограничивает внешние контакты Абхазии, он  закрепляет изначально неверный посыл о том, что грузино-абхазского конфликта нет, а речь идет лишь о грузино-российских противоречиях.

На фоне того, что затушевываются события 1992-1993 гг. и растворяется ответственность Грузии за развязывание войны, на первый план Грузия выдвигает вопрос беженцев. Но появление беженцев – это следствие именно агрессии, за которую Грузия по сей день не осуждена. Получается, что акцент делается на следствиях, в то время как причины замалчиваются.

Помимо резолюций ООН по вопросу беженцев, ежегодно Грузией пишутся доклады о состоянии  прав человека в Абхазии. Грузия,  не имея доступа к Абхазии, готовит доклады, в которых Абхазия выступает в очень неприглядном свете. Это часть грузинской пропаганды. Ответом на эту пропаганду является  доклад,  подготовленный шведским,  дипломатом лауреатом Нобелевской премии Томасом Хаммербергом  и Магдаленой Фричовой-Гроно. Они много раз бывали в Абхазии и подготовили очень важный документ. Конечно, в нем содержатся критические замечания, но его ценность в том, что он объективен. Вряд ли кто-то скажет, что у нас в стране все идеально. Мы сами видим свои недостатки. И я думаю, что наша сила, как общества, в том, что мы можем говорить о них открыто. Мне кажется, важно чтобы наш МИД и в рамках Женевы и на встречах с дипломатами разного уровня ставил вопрос о том, чтобы этот доклад рассматривался на всех площадках, на которых речь идет о ситуации с правами человека в Абхазии. Важно, чтобы в различных международных документах делались ссылки не на грузинские доклады, написанные в целях пропаганды, а на доклад европейских экспертов.


Последнее видео