RU | EN | AB
закрыть
открыть
КОМУ И ЗАЧЕМ ПОНАДОБИЛОСЬ ВЕСТИ ИНФОРМАЦИОННУЮ ВОЙНУ ПРОТИВ НПО?
КОМУ И ЗАЧЕМ ПОНАДОБИЛОСЬ ВЕСТИ ИНФОРМАЦИОННУЮ ВОЙНУ ПРОТИВ НПО? 03.10.2016
Кому и зачем понадобилось вести информационную войну против НПО? 

Кварчелия Лиана 

В последнее время в СМИ и в социальных сетях то и дело появляются статьи и посты об НПО (чаще всего о Центре Гуманитарных Программ, в котором я работаю), сопровождающиеся обилием недоброжелательных, часто агрессивных, комментариев. Информационные вбросы, которые преподносятся авторами и их единомышленниками (немногочисленными, но активными) как критика, на деле носят явно пропагандистский, обличительный (в духе сталинских времен) характер. Чаще всего, авторы постов, статей и комментариев - анонимы, хотя есть и конкретные люди, не стесняющиеся под собственным именем подтасовывать факты, искажать информацию, интерпретировать ее специфическим образом, смешивать понятия, пытаясь таким образом манипулировать общественным мнением. Цель данных анонимных и неанонимных авторов и комментаторов – дискредитировать как сам институт НПО, так и конкретных представителей гражданского общества. Причем, чаще всего мишенью становятся люди, которые: 

а) видят свою роль в том, чтобы содействовать укреплению демократических институтов в Абхазии; 
б) являются последовательными сторонниками конституционных способов смены власти; 
в) критически реагируют на процессы, способные негативно отразиться на государственном суверенитете республики; 
г) ратуют за расширение международных контактов Абхазии и укрепление ее позиций как независимого государства. 

Нападки на НПО в большинстве случаев напоминают организованную кампанию, носящую заказной характер, хотя есть и инициативные «обличители», преследующие личные цели. 

Сразу хочу заметить, что приветствую любую конструктивную критику в адрес НПО и в свой адрес, однако, не готова согласиться с навешиванием ярлыков и манипулированием общественным мнением. Ниже я попыталась коротко обозначить источники агрессивных нападок на НПО и возможную мотивацию, стоящую за этими нападками.

Источники нападок на НПО:
  • наемные труженики соцсетей - анонимы и неанонимы;
  • анонимы-любители;
  • оппортунисты, пытающиеся самоутвердиться и поднять собственный рейтинг в абхазском обществе за счет обличения «врагов народа»;
  • отдельные представители абхазских НПО, предпочитающие не слишком пиарить свой неправительственный статус и дистанцирующиеся от других НПО, а также отдельные абхазские журналисты. Похоже, что и для тех и для других права человека и свобода слова имеют не универсальную, а,  скорее, инструментальную ценность. Несмотря на такой прагматизм, они, тем не менее, готовы «рубить сук», на котором сидят;  
  • отдельные российские журналисты; 
  • отдельные абхазские чиновники и политики;
  • общественные и политические группы с идеологическими установками, противоречащими принципам демократии;
  • обыватели со стереотипами - жертвы анти-НПО пропаганды;
  • люди, имеющие личные счеты («лично обиженные», по выражению Зураба Ачба).

Ярлыки, навешиваемые на НПО:

  • «грантоеды», «сели на золотую жилу»;
  • «шпионы»;
  • «анти-российские» элементы; «ведут в Грузию»;
  • «расшатывают традиционные устои, в частности, через гендерные проекты»;
  • «готовят революции».

Мотивы и причины, порождающие обвинения и ярлыки:

  • существование идеологических разногласий в пост-советском и пост-военном обществе, где демократическая конституция, основанная на гражданских ценностях и уважении прав человека, существует сама по себе, а немалая часть общества ментально продолжает жить в командно-административной парадигме и несвободна от стереотипов времен холодной войны. Отсюда непонимание в обществе роли и места НПО как платформы для гражданского участия; непонимание того, что наличие свободных объединений граждан – это признак открытости и демократичности государства;
  • непонимание нацеленности НПО не на лояльность по отношению к отдельным личностям или группам в политике, а на укрепление государственных и общественных институтов;
  • низкий уровень общей культуры и культуры полемики, в частности, усугубляемый ощущением безнаказанности у анонимов; популизм, в котором превалирует принцип «кто не с нами, тот – враг народа»; 
  • неприятие определенной частью общества деятельности Лиги избирателей «За честные выборы» (создателями Лиги являются НПО) из-за того, что Лига признала первые альтернативные президентские выборы 2004 г. состоявшимися (на основании наблюдения за ходом избирательного процесса и параллельного подсчета голосов);
  • реакция отдельных нынешних и бывших чиновников и их «групп поддержки» (в «группы поддержки» входят родственники чиновников, заинтересованные лица, а также единомышленники из среды активной общественности) на критику со стороны НПО. Данные чиновники, а также их единомышленники и примкнувшие оппортунисты предпочитают не замечать, что в Абхазии многие люди, в том числе из их собственных рядов, в реальности в качестве «золотой жилы» воспринимают вовсе не международные организации, а административный ресурс, благодаря которому они могут контролировать наиболее доходные отрасли экономики, отписывать себе лакомые участки земли, прибирать к рукам пансионаты и санатории, создавать монопольный бизнес в условиях наибольшего благоприятствования и т.д.  НПО к этим благам не имеют никакого отношения, разве что не приемлют коррупцию во всех ее проявлениях;
  • реакция чиновников на общественно-политические вопросы, которые поднимают НПО. Незнание, непонимание или непринятие такими чиновниками и их группой поддержки  основополагающих принципов Конституции Абхазии;
  • ценностные расхождения в среде самого гражданского общества, включая журналистов: с одной стороны, отношение к правам человека и принципам демократии как к основе создания справедливого общества, с другой – восприятие прав человека и демократических институтов как инструмента в борьбе за политическое влияние и общественное признание. 
  • желание самоутвердиться за счет «низкого забора» у людей с «подмоченной» репутацией, а также у некоторых «деятелей», начинающих свою общественную и политическую карьеру в Абхазии. Попытка за счет «обличения» других драматично поднять собственный рейтинг в определенных сегментах абхазского общества или же в глазах официальных структур (не обязательно только в собственном государстве). В контексте ухудшения международной ситуации и существования негативного информационного фона вокруг противостояния «Россия-Запад», формирующего устойчивые стереотипы в отношении неправительственных организаций, такого рода комментаторы в качестве «низкого забора» предсказуемо используют НПО и проявляют в отношении последних демонстративную «бдительность»;
  • сомнения в обществе, связанные с возможной мотивацией и долгосрочными целями доноров, финансирующих местные НПО; недостаток информации о деятельности международных организаций в Абхазии и непонимание принципов, на которых основывается  благотворительная деятельность в западных странах;
  • двойственное восприятие в обществе Запада в целом: с одной стороны, есть неприятие двойных стандартов, проявляющихся в поддержке Западом политической позиции Грузии в грузино-абхазском конфликте. С другой стороны, западный уровень благосостояния многими воспринимается как цель, к которой следует стремиться;
  • слабая работа самих НПО по освещению собственной деятельности - из-за инерции, нехватки времени, из-за опасения, что на фоне активно распространяемых клише и стереотипов любая информация о деятельности НПО будет искажаться и интерпретироваться в негативном пропагандистском ключе;
  • личные мотивы недоброжелателей – в условиях маленького общества многие люди соприкасаются в разных ситуациях.

Закономерно возникает вопрос: что должны делать НПО в подобной ситуации? Представляется, что они сами должны больше взаимодействовать друг с другом, обмениваться информацией и мнениями, планировать и осуществлять совместные действия по освещению в СМИ и в социальных сетях своей деятельности. Необходимо постоянно разъяснять обществу цели и задачи НПО, публиковать финансовые отчеты о проделанной работе. Необходимо регулярно встречаться с общественностью во всех районах Абхазии, с чиновниками и политиками; следует чаще делиться с обществом своим видением по поводу решения наиболее актуальных проблем, носящих системный характер. 

К счастью, в самом обществе немало людей, которые адекватно воспринимают реальность и могут отличить критику от пропаганды. Они не всегда готовы выражать свое мнение публично, но в личных беседах высказываются вполне определённо. Они непредвзято оценивают деятельность гражданских организаций и объективны в оценке не только НПО, но и бурной «деятельности» по их дискредитации. Речь идет и о простых гражданах, которые лично знакомы с сотрудниками НПО и знают не понаслышке о деятельности последних; и о гражданах, лично не знакомых с представителями НПО, но анализирующих то, что происходит вокруг; и об отдельных чиновниках (на разных уровнях), политиках, депутатах Парламента, демонстрирующих открытость к сотрудничеству; и о бенефициарах НПО; и, наконец, о неангажированных журналистах. Эти люди хорошо понимают, что демократия не может полноценно функционировать без осознанного, информированного, компетентного и конструктивного гражданского участия, в том числе, без гражданских организаций (НПО), которые являются одним из институтов, посредством которого граждане реализуют свое право на свободу собраний и осуществляют общественно значимую деятельность в соответствии с Конституцией Республики Абхазия.




Последнее видео